Первые конкурсы

Разминка, второй конкурс, уже давал стартовый  ритм  соревнованиям. Импровизация, юмор, ритм. Так  рождалась атмосфера.

— Где пуп земли?

— Куда Макар телят гонял?

Ответы требовали находчивость и юмор.

К  вопросам присовокупляются предметы. Найдите среди них ответы на известные выражения — «лясы точить», «ни зги не видно», «трын-трава».  Вопросы предлагаем не мы, а команды — друг другу.

Поначалу, по старой памяти,  мы модернизировали задание старых викторин. Появлялись познавательные конкурсы. Нам хотелось показать  впрямую  эрудицию игроков. Так родился конкурс  —  «Дом в котором мы живём». Декорация представляла собой участок таблицы  Менделеева. Клетки таблицы — это квартиры нашего дома. В них поселяются участники конкурса.

Они включают  настольные  лампы  и  погружаются  в лежащие  на столиках  книги.

…Квартира номер …пожалуйста, — ваше имя, атомный вес и т.д.

…Солнце отражается в соединениях кремния, которые в КВН мы называем …?

…Отберите , пожалуйста,  из числа предметов в комнате, те, которые связаны с вашем именем…

Но в следующей игре мы  уже отказались от таких лобовых вопросов. Мыслить интереснее ассоциациями. От таких конкурсов решили отказаться. Интеллект надо проявлять другим путём.

Так случилось, что в  канун нового 1963 года, мы смогли ещё и реализовать мечту о демонстрации могущества телевидения. Опять-таки так случилось, что в один вечер  одного из последних дней декабря, программная дирекция поставила подряд три самых популярных  передачи:

«КВН», «Эстафету Новостей» и «Огонёк». Особенность ситуации состояла в том, что «Огонёк» шёл из Ленинграда. Нас сразу осенило, что мы же в этой  ситуации  — такое  можем!  Впервые  в прямом эфире  объединить, например, все три передачи.  И мы  стали  инициаторами  реализации  появившейся возможности. В тот  вечер   КВН начинался  в Москве с конкурса, посвящённого Аэрофлоту. По окончании  разминки   капитаны  назвали по два участника от каждой команды  для участия в заключительном конкурсе,  победа в котором  определит победителя этой финальной встречи  года. Ведущие объявили судью этого  конкурса  —  А.П. Свободин. Названным  кавээнщикам предложили покинуть студию и собраться в путь…

В  студии был объявлен следующий  конкурс.  По  ходу его, вдруг,  в эфире  появилась  картинка  с изображением зимней  Шуховской  башни,  от которой  к главному  входу в Центральное телевидение,  к автобусу, там стоящему, бежала, одетая в зимнее, группа игроков, недавно покинувшая студию.  Часы показывали точное московское время.  С этой минуты мы вели прямую трансляцию с улиц Москвы, по которым мчались милицейские машины, открывая автобусу телевидения дорогу в аэропорт. Мы показали, как садятся кавээнщики в самолёт, как самолёт поднимается в воздух .

В эфире снова — студия,  где будут продолжены  соревнования Клуба Весёлых и Находчивых. Периодически они прерываются сообщениями ведущего «Эстафеты Новостей» Юрия Фокина, который сообщал, как идёт полёт.

В самолёте член жюри А. Свободин открывает конверт с заданием — описать свой полет и сопроводить описание юмористическими  рисунками.  Кто интереснее, кто смешнее, кто быстрее?

«Эстафета Новостей» сообщает, что самолёт с участниками соревнований КВН на борту приближается к Пулкову. А соревновались в тот вечер очень сильные московские  команды: Физико — технического и Медицинского институтов.

Из воспоминаний участника полёта — члена команды ФИЗТЕХа Иосифа Рабиновича:

«Порой при выполнении различных конкурсов приходилось находить весьма нетривиальные решения, как художественные, так и технические. Помню встречу с медиками перед новым годом – это был московский финал.  Мы победили, в том числе и в выездном конкурсе, что теперь особенно приятно вспомнить – моим  соперником был Гриша Горин, именно тот самый. Много позже, когда он пригласил меня на «Белого попугая» (он вёл его после кончины Юрия Никулина), Гриша, поблагодарив меня, сказал, что то поражение окончательно подвигло его сменить медицинскую карьеру на тернистый путь писателя и драматурга. Но вернёмся к самому конкурсу.  Нас послали в Ленинград – прямо во время встречи сразу после разминки, и нашим конкурсом в трансляции из Ленинграда (с тамошнего «Голубого огонька») должна была завершиться встреча. Не знаю, как редакция уговорила Аэрофлот, но был организован спецрейс, где для нас выделили первый салон, а остальные места были проданы (под новый год их расхватали как горячие пирожки). Про полёт в Питер мы были предупреждены, кроме подробностей конкурса. Было решено отвезти сувенир ленинградскому «Огоньку». Решили везти снежную бабу – первый беспосадочный перелёт снежной бабы самолётами Аэрофлота, это почти для книги Гиннеса. Но как довезти – вот проблема! Нам порекомендовали парнишку с 4-ого курса Гену Ноткина, сказали что сообразительный и рукастый – этот придумает. Ему была поставлена сложная техническая задача – баба должна быть транспортабельна, подъёмна для двух человек (в Питер от каждой команды летела пара, мы были с Юрой Пухначёвым). И, конечно, баба не должна была растаять за несколько часов дороги из Долгопрудного до Шаболовки и далее самолётом до Питера. В суете подготовки про бабу как то забыли и только перед самым эфиром Гена вырос передо мной и буднично спросил: «баба-то нужна?» Вот она.

Около его ног стоял аккуратно сбитый фанерный ящик. На нём было всё: и «верх-низ» и «не кантовать» и прочие указивки. Был отмечен и маршрут – Москва – Ленинград. Я спросил, не потечёт ли наша Снегурочка и получил уверенный ответ, что сохранность гарантируется.

Не буду подробно останавливаться на полёте, нас встретили коллеги из Корабельного КВН и сам царь Пётр верхом на понурой смирной лошади, хоть и подразумевался Медный всадник. От актёра, изображавшего царя, разило гримом, мы посеяли в автобусе портфель (потом нам его вернули) и, наконец, – студия и питерский «Огонёк». В глазах зарябило от обилия живых легенд – на памяти А.Райкин, небритый И.Смоктуновский (отращивал бороду для Гамлета), О.Борисов и целая плеяда знаменитостей.

Мы вручали бабу как подарок московского КВН ленинградскому «Огоньку». Ящик открылся с треском, звукорежиссёры видимо поморщились, затем на паркет посыпались опилки и показалась наша красавица. Я взял её двумя руками (была она полметра ростом) и ощутил лютый холод – руки просто прилипали к её телу. Скоренько выпалив подготовленный текст , я сунул её в руки ленинградского ведущего,  тоже известного артиста, на середине его фразы «Мы всегда будем помнить о вашем подарке»….  Я навсегда запомнил его выражение глаз в момент, когда баба оказалась в его руках. Испуг и невольная ненависть сквозили в них,  он судорожно поставил красавицу на стол. Потом был конкурс – отчёт о перелёте,  и мы одолели Гришу Горина с напарником, одолели в основном за счёт прекрасных карикатур с натуры, выполненных  Юрой Пухначёвым, и, конечно, за приезд к ним в гости нашей холодной дамы. Погода испортилась, мы переночевали в Питере, и домой попали под самый Новый Год.
Вы спросите, а в чём же был секрет Снегурки? Он прост – сообразительный Гена Ноткин взял брус технического льда, температура которого ниже -50 градусов по Цельсию, облепил её снегом в форме классической снежной бабы. Остальные прибамбасы — динамик от колонки — вместо ведра на голову, радиолампа — вместо морковки в роли носа и что то вместо метлы….Это было уже делом нехитрым, но выполнено было со вкусом – хорошая баба вышла, вспомнить приятно.
Вы знаете почему я верю, что в нашей стране справятся с управляемой термоядерной реакцией? Да потому что главным инженером в отделе «токомаков» (это такие установки, в которых люди пытаются удержать и укротить плазму) трудится Геннадий Евсеевич Ноткин. Уж он-то что-нибудь придумает обязательно.»

Вышла в эфир «Эстафета Новостей», показали наших ребят на ленинградском «Огоньке», и мы чувствовали себя на Пике могущества телевидения. В течении нескольких часов внимание зрителей было приковано к реальному событию, организованному нами, и это действие, происходившее у всех на глазах, было тем самым телевидением, за которое каждый из нас ратовал.

Одним из ключевых конкурсов был в то время – БРИЗ (бюро рационализации и изобретательства),  основанный на базе «Академии прожектерства» свифтовского Гулливера. Как правило , он шёл в первой половине игры, потому что  члены команды должны были придумать содержание  и реализовать его на наших глазах, в параллель продолжающейся игре.

А  задания  давались самые  невероятные — «…Пойди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что…». Или — «Как добыть солнечную  энергию  из огурца ?» ( по Мюнхгаузену). Если первый вопрос предлагался преимущественно командам-лирикам, то второй —  командам-физикам.

Какие они  предлагали проекты! Половины их специфически научной лексики  я не понимала, но млела от удовольствия, какие энергичные, эрудированные, веселые у нас ребята!

Отправление  изобретателей  из студии для решения задания  проходило тоже торжественно и в открытую.  Телекамеры  показывают, как они  сбегают по ступенькам  лестницы, вскакивают в  ожидающие их машины и мчатся, не знаем, куда…

А в другой  раз, когда члены команды разрабатывали  способ  добычи солнечной энергии  из огурца, мы торжественно провожали их в соседнее  помещение, где они на наших глазах  придумывали текст  и  смешные иллюстрации на заданную тему. Телекамеры, наблюдающие за ними, периодически включались в прямой эфир и телезрители  могли  следить  за  процессом  работы.

На сцене, в то же время продолжается игра. Наступает очередь одного из самых спорных  конкурсов, который мы назвали «действенным».  Ох, как нас ругали за него!

– Вы еще  предложите   взрослым  парням прыгать  в  мешках…

– А почему бы и нет?… — думали мы.  Только что они  говорили с нами  на очень умном языке, а сейчас весело играют в детские игры… Мы за смысл, но разве нельзя просто посмеяться, подурачиться, если на то пошло…

Можно, конечно… Но мы задумывались над критикой и впоследствии  придавали этому конкурсу то ли неожиданный, то ли серьезный, то ли  даже социальный смысл.

…Студентам вручили  наборы  крупногабаритных детских кубиков. Задание — построить из них  Дворцы для детей. Когда все было готово,  пригласили судью  Ларису  Григорьевну. Неожиданно на площадку  вышла  пятилетняя девочка,  воспитанница детского сада. Она здраво рассудила  работу, выбрав тот дворец, который  пришелся ей по-вкусу.  Начали с такой  вот шутки.

…В другой раз вынесли на сцену 2  ведра  с  самыми разными овощами  и пригласили двух парней из  каждой  команды обработать их. Один должен был сделать это вручную, а другого  пригласили к новенькому комбайну  для чистки овощей. Кто чище,  кто красивее, кто  быстрее? И не забыть написать отзыв на завод.

Включается музыка и начинается работа. Ребята шли, что называется, ноздря в ноздрю.  Но вдруг один из них стал  выполнять свою работу  в такт музыке, потом стал пританцовывать  около ведра. Он был столь привлекателен, столь  артистичен, что зал стал подыгрывать ему аплодисментами.  Проиграл тот, кто стоял за комбайном.

Через несколько дней пришло письмо от создателей комбайна. Они благодарили нас и обещали доработать новую модель. Таких откликов на критику, прозвучавшую в прямом эфире  по тому или иному поводу было много. И все они были доброжелательными  и без обид.

Кончился этот  конкурс, и в зал входят студенты, те, кто ездил – не знаю куда , не знаю зачем… Одна из команд привезла летчика-испытателя Сергея Анохина. Их  аргументы – испытателям приходится  летать в неизведанное, им открываются тайны  нового  самолета, неизвестные на земле, и т.д. Они обратились за поддержкой к своему герою и, о чудо, он начал рассказывать один эпизод за другим, один, интереснее другого. Зал был готов слушать его и слушать…КВН неожиданно повернул в сторону где  было просто интересно, и это было  одним из «звездных» мгновений Игры. Со временем БРИЗ практически  превратился  в своеобразную академию  по составлению дерзких, остроумных проектов.

…Мы  поручаем им  построить город студентов на Луне.

… Мы вручаем им на 24 часа портфель Министра высшего образования для усовершенствования работы  ВУЗОВ.

…Наконец, мы вручаем им нашу  планету. Как они ее преобразуют

На подъеме того или иного конкурса «БРИЗ», для разрядки мы предложили  болельщикам играющих команд сделать веселую производственную гимнастику.  Включилась музыка и в такт ей все начали свою  разминку. И в партере, и на балконе. Прошло минуты две, как в аппаратную вбежал бледный инженер.

—  Прекратите! Немедленно прекратите! Они своими  движениями в такт раскачивают балкон! Может произойти обрушение!

Мы избежали  той участи, но казус запомнили надолго.  Да  разве он был один…

От передачи к передаче, мы старались в поисках ответа на вопрос «Какие мы?» искать более глубокие корни. Так родился конкурс  «Домашнее  задание»

В БРИЗе мы ставили акцент на демонстрации интеллекта плюс юмора  и на импровизационности, в Домашнем задании  — на  гражданском характере и глубине. Естественно, не без юмора.

Важно было показать общественное лицо молодого человека начала шестидесятых, его активное вторжение в жизнь. Самый первый наш конкурс, подготовленный дома, назывался «Город отражается в витринах». Задание – сделать по десять фотографий для стенда «Эстетика нашего города и его витрин». После репортажа с выставки в архитектурном управлении Москвы провели специальное заседание. Критика была признана правильной.

В другой раз мы вручили командам детский волчок и назвали его «Ускорин». При помощи его они могли многое изменить в жизни.

……нет ничто не получится сразу,

Как в дешёвом пустом кинотрюке

Ускорин – это искристый разум

Ускорин —  это сильные руки

Ускорин —  не волшебная дверца

В ту страну, где волшебные реки.

Ускорин —  это жаркое сердце, если бьётся оно в Человеке!

С патетикой  все  настроены  были  обращаться осторожно. Но в данном случае  команды находят её вполне уместной, и  этими  стихами  работа над   домашним  заданием  заканчивается, правда, с маленькой улыбкой, без которой  КВН   не  КВН…

… в пустыне было нам не страшно,

Нас утешала мысль одна,

Что на горбах верблюдов наших

Напишут наши имена.

Задание готово. Если признаться честно,  ребятам оно уже не нравится… Но переделывать можно до бесконечности. Нам довелось однажды присутствовать на финале КВН в подмосковном Обнинске. Домашним заданием у них было скомплектовать комсомольский прожектор и осветить им недостатки в коллективе соперника. И  таковой могла быть роль этого конкурса.

Атмосферу в зале создают болельщики. Значит конкурс   должен быть и для них.

…Они входят в зал , а на креслах лежат конверты ,в  которых  содержится задание.  Например, кто споёт  на один  куплет  больше  соперников  из  репертуара  А. Пахмутовой?  Командуют парадом капитаны болельщиков. Были у нас и такие.

«Хорошо бы строить программу  так, чтобы  всякий культурный человек при желании мог действовать наравне со зрителем в зале, выражать своё мнение, скажем по телефону, а не просто следить за соревнованием» — читаем мы в статье В. Веселовского. (Журнал   РТ, 1966, №21)

Однако, время обратной связи  для нас  ещё не наступило.

Мы старались конечно вовлекать телезрителя в Игру. Так , одним из заданий был запуск радиозонда с флагом КВН. Кто найдёт наш флаг, будет приглашён почётным членом жюри очередного КВНа.

Мы получили десяток радиозондов из разных уголков европейской части Союза  с придуманными самими отправителями шуточными вымпелами, флагами, эмблемами КВН.

Наш флаг не был найден, но эта активная реакция зрителей была тем, чего мы добивались.

В другой раз мы предлагаем зрителям у экрана сфотографировать самый интересный момент игры. Победитель приглашается в жюри. Бандероли с надписями – «Не перегибать! Фото!» заполнили редакцию. На передачу работала страна. Это был радостный КВН, который от передачи к передаче покорял всё больше пространства и времени.

«Оттепель» приближалась к своей высшей точке, когда в Клубе стали происходить всевозможные казусы. В соревнованиях  хотели принимать участие не только институты, но и целые города.

Борясь за престиж команды, они создавали её участникам царские условия для подготовки, размещали  в санаториях и домах отдыха, предприятия изготавливали к тому или иному конкурсу материальные ценности, хотя одним из главных принципов Клуба было «Нам с меркантилизмом не по пути!!!».

…И однажды состоялся финал соревнований между Москвой и Киевом. Москву представлял Физтех, Киев — Институт инженеров ГВФ. Представительное жюри возглавлял чемпион мира по шахматам Михаил Таль. Игра была сложная. Киевляне привезли робота, который, потеряв управление, пошёл на телекамеру. По размерам они были равны. В борьбе с роботом, передача перебрала   значительную часть  отпущенного  на конкурс  времени. К финалу пришли на равных.

В последнюю минуту киевляне дарят соперникам и членам жюри по своему фирменному значку КВНа,  изготовленного  специально для этой  игры Отличие от наших стандартных значков было в злополучной фуражке лётчика. (На фото — сверху)

За это жюри, состоявшее наполовину из киевлян, по предложению М.Таля, голос которого и перевесил, присуждает лишнее очко команде ГВФ. Победил Киев.

Что тут началось! Значок сделан на госпредпиятии, это меркантильное очко! Не честно!

Нарушено джентельменское соглашение.

Из письма зрительницы — «Из-за нарушения правил Клуба, была попрана справедливость. Как объяснить это детям, которые  вместе со мной смотрели передачу и не могли понять, почему телевидение допустило несправедливость?!» Как объяснить само собой разумеющееся, что в то время нашей установкой была совесть, а не деньги. Джентельменское соглашение диктовало – уговор дороже денег.

Диктаты были, однако, разные. Однажды КВН был впервые поставлен в программу с трансляцией на Интервидение.  Мы конечно, хотели  показать нашего молодого современника объёмно и разумеется с лучшей стороны. Умного, свободного, гражданина своей страны, жизнерадостного и красивого. Прямой эфир назначен на 23-е ноября 1963г. Накануне передачи меня вдруг со сценарием вызывают к начальству.

— У вас много разговорных конкурсов, а у нас только один переводчик. Замените их на «действенные».

— Я начинаю возражать: это исказит характер передачи. Может, вы предложите показать не нашего современника, а два прихлопа три притопа?

Разговор шёл с Главным редактором, и я могла позволить себе такие вольности.

— Это не обсуждается. Постарайтесь найти конкурсы повеселее.

Я в  отчаянии  возвращаюсь в редакцию,  и вдруг узнаю — только что сообщили об убийстве в Далласе Джона Кеннеди. Было 22 ноября. На экранах американских телевизоров появилась заставка из рогожи с одним только словом — Позор.  На завтра во всём мире был объявлен траур.

А нам выходить на европейские страны с весёлыми конкурсами КВНа…? Никто не хочет принимать в этом участие. Члены жюри категорически отказываются приезжать на передачу.

Что делать? Мало, очевидно, мы глотнули свободы за эти три года…. И мы , и уважаемые члены жюри. Победил  страх .Передачу не отменили, на чём мы настаивали, и весёлые конкурсы, действенные, вышли в прямой эфир  на отдельные европейские страны…

Последний конкурс — самый, самый.  Это конкурс капитанов.  Много талантливых участников соревнований проявлялось  на наших  глазах, но  лицо  команды  составляли ее капитаны.  Умные, красивые, энергичные, веселые и находчивые, они импровизировали  так  естественно, как  будто  все  —  южане,  согретые  и  раскованные  горячим  солнцем,  высоким  небом…  Все зрители  и  в  зале  и  у  телевизоров   влюблялись  в  них.

Девизом  лидеров  команд  было  —  Капитан! На  вас  смотрит весь  мир!

До сих пор мы помним имена первых.

… У нефтяников  —  Слава  Хоречко.

… У  будущих  инженеров ГВФ из Риги — Юра  Радзиевский:  «За нами  Рига, за нами небо,  за  нами весь  Аэрофлот.»

… У московских медиков — Мотя Левинтон:

«Я, не подумав, вылез на экран,

Теперь на улице иль в магазине

Ведь это Мотя – капитан,

Ведь это  Мотя– капитан,

Мне  шепот слева, справа или в спину.»

…Фима  Аглицкий, Юра Макаров, Валера Хаит — я называю их всех по именам, уменьшительно-ласкательным, так, как звали их  тогда в шестидесятые, когда мы были молодыми, и КВН только начинался…

… Юлик Гусман из Баку. Он преподнес сопернику томик Н.Гоголя: «В этом  томике Гоголя  есть свой резон, —  чтобы наш  КВН не  сумел  задушить  своей  мертвой  душой  никакой ревизор.»

…Андрей Меньшиков из команды московского инженерно-строительного института:

«Пока горит телеэкран, я вас веду, как капитан, и управляю всей Землей, как кораблем !…»

Саша  Зацеляпин – капитан команды знаменитого  московского  физико–технического  института.  Физики вошли  в игру годом  позже, но побеждали  блестяще.

Выдержка из газеты «Менделеевиц» (орган Московского химико–технологического Института) «Мы  проиграли. Для  победы в состязаниях веселых и находчивых  нам не достало не только очков. К сожалению, нам не хватило зрелости, вкуса и элементарной культуры поведения на сцене. Продемонстрировали мы, в известной степени, и кризис идей. Существо КВН  составляют  неожиданные и  непредвиденные  столкновения  интеллектов, моменты непосредственной борьбы,  то  самое, чем так  привлек  он  в  свое время многомиллионную  армию  зрителей, что  в  избытке   присутствовало  в  первых  состязаниях  острословов и умельцев и что  постепенно сходит в Клубе на нет. Погоня за театральностью, за действием  отрепетированным, сейчас все больше  и больше оттесняет на задний план тот накал  борьбы мнений, интересов, знаний, которые так приветствовал зритель.

И все это вытекает из той новой формы,  которую  постепенно принимает  КВН, формы, заранее запланированного зрелища. Это путь  гибельный. А нам не хотелось бы, чтобы  Клуб веселых и находчивых  кончил столь  бесславно  свое  существование» ( 8 марта  1965 г. № 7 )

КВН закрыли в 1972 г. За первые  одиннадцать лет Чемпионами Игры стали:

Московский инженерно- строительный   институт ( 1961 – 1962 г.г.)

Московский физико —  технический   институт (  1962  —  1963  г.г.)

Московский горный институт  (1963  —  1964 г.г.)

Г. Фрязино (1964 – 1965 г.г. )

Г. Горький (1965 – 1966 г.г. )

Г. Одесса и Московский медицинский  институт (1966 —  1967 г.г.)

(Игра шла в Москве и закончилась вничью. Московские  зрители  были, конечно, за свой город, но они ведь еще не играли в КВН… А  капитан медиков Матвей Левинтон повел себя по-кавээновски:  он отдал золотые медали одесситам. По – дружески….

Таковы были тогда нравственные устои нашей игры, таковым было московское гостеприимство. )

г. Баку (1967-1968 г.г.)

г. Рига Институт инженеров  ГВФ (  1968-1969 г.г.)

г. Баку (1969- 1970 г.г.)

г. Минск Белорусский политехнический институт (1970 – 1971)

г. Одесса Институт народного хозяйства (1971 – 1972)

Из статьи конструктора Игры КВН Сергея Муратова, профессора МГУ.

«Старый КВН  занимал не фигуральное «одно из первых  мест по популярности»,  а  просто – первое место, опережая  все программы, включая художественное кино. В этой игре  можно  было  оставаться  самим  собой. Никаких  нормативов, никакого протокола, ничего от пропагандистского  телевидения  того времени  —  вдруг  появились  ребята  живые, талантливые.»

Новая   жизнь  КВНа началась  после перестройки , в 1986 г.  Реанимировал   его  капитан первой  команды  —   чемпиона,  команды   МИСИ,   Андрей Меньшиков.