Развитие КВН

Первый период 1961-1963

Идеи почти всех наших телепрограмм как в нынешнее, так и в советское время были заимствованы. «Голубые огоньки», «Поля чудес» и прочее — кальки зарубежных проектов. Конечно, на нашем ТВ они менялись, чтобы быть интереснее и ближе зрителям, а в советские времена еще и шлифовались идеологически.

Но существует и самостоятельный продукт отечественного творчества — долгожитель «КВН».

«В урочный день, в урочный час мы снова рады видеть вас, веселых, любознательных друзей» — так звучала песенка старого, советского еще КВН.

Авторов, придумавших игру в 61 году, было трое. Врач Альберт Аксельрод, журналист Сергей Муратов, инженер Михаил Яковлев.

НАЧАЛО

Это вторая игра, которую они придумали втроем. Самая первая в стране игровая программа – «ВВВ», появившаяся в 1957 году, опередила свое время и через три передачи её закрыли «за оглупление советских людей» с последствиями, казалось, необратимыми. Ликвидировали молодежную редакцию, которую только за год до этого создали, по инициативе того же Муратова. И самое угрожающее — оргвыводы на уровне ЦК КПСС: «Вопросы и загадки, предлагаемые слушателям, были ничем иным, как глумлением над советскими людьми. Присутствующим на вечере и всем телезрителям была предложена глупая интермедия с вопросом — «Как кошка слезает с дерева – головой вниз или головой вверх?» При этом исполнители с издёвкой заявили, что этот вопрос ещё не решён… Подобный случай мог произойти только в условиях политической беспечности руководства телевидения. Партийно-политическая работа поставлено слабо. До сих пор среди работников студии не обсуждена статья Н.С. Хрущёва « За тесную связь литературы и искусства с жизнью народа».

Но это было уже начало оттепели и трагических последствий не произошло — никого не посадили.

Прошло четыре года. Создали новую молодежную редакцию. И вот однажды Елена Гальперина, энтузиаст этой редакции, позвонила Муратову: «Что-то у нас скучноватое телевидение. Почему бы не сделать что-нибудь вроде «ВВВ»?» Сергей в ответ: «Ты что, забыла, чем все это кончилось?» А она: «Беру ответственность на себя».

Из этого желания как-то всколыхнуть эфир и родилась идея, готовая воплотиться в жизнь.

Сергей Муратов:

«Задним числом я осознаю и духовный мотив, который нас, троих авторов, вдохновлял. Вокруг, ощущали мы, так много безумно талантливых наших ровесников, молодых людей, которые сами не знают, насколько они талантливы. Так почему бы нам не дать им возможность проявить все свои таланты и не только убедить в них окружающих, но и самих себя.

В течении месяца мы собирались у Миши Яковлева на Проспекте Мира. К нам в комнату часто наведывался Мишин сосед по квартире – молоденький актёр. Он сидел, слушал, как мы придумываем разные ситуации для игры, иногда просил : — Ребята, а можно я спою вам свою песню?

Мишиным соседом был Володя Высоцкий…

После вечеров и ночей, проведенных в отчаянных спорах, родилась идея. Придумали совершенно новую, никаких аналогов в мире не имеющую игру. Нам хотелось, чтобы имя новой игры было сугубо телевизионным. Дело в том, что «КВН» – так называлась марка единственных в то время выпускавшихся телевизоров — солидных ящиков с крохотным экраном и линзой, а три эти буквы – инициалы фамилий трех инженеров-изобретателей.

Так и родился КВН. Придумали мы его вместе: врач Альберт Аксельрод — душа КВНа, инженер Михаил Яковлев, так сказать, наш министр добросердечия, и ваш покорный слуга – конструктор игры».

Елена Гальперина:

«Помню, я ехала в командировку. Вдруг в нашем вагоне появляется бригадир состава: «Вам телеграмма». Дрожащими руками беру листок, читаю — «Ура! Нашли новорожденному имя — КВН. Марка первого телевизионного приемника — марка Клуба Веселых и Находчивых».

Назвать телепередачу клубом, значит сразу подчеркнуть ее неформальный характер: игровое сообщество – это клубное, коммуникационное братство единомышленников со своими внутренними законами. В свое время Пьер де Кубертен, основатель Олимпийский Игр, был убеждён в том, что в соревновании, помимо формальных правил, должен присутствовать дух рыцарства, джентльменское поведение, честная игра. В КВН стало считаться хорошим тоном проявлять доброжелательность к соперникам. Постепенно отношения стали искренне дружескими и вне игры. Начинали переписываться, ездить друг к другу в гости.

У «кавээнщиков» существовало правило избегать пошлости, фраза «Скуку на рею! Пошлость на рею!», которую придумала команда Московского института нефтехимической и газовой промышленности, стала девизом «КВН».

Кстати, пошлость, применительно к КВН, означает «наглядную предсказуемость»,

Сергей Муратов:

«Наглядная предсказуемость – тоже своего рода пошлость. Я все примерно предчувствую, что будет дальше, и вижу, что так оно и происходит. Я уже говорил, что чем больше предсказуемости в КВНе, тем меньше в нем КВНа. Уж не говорю об отсутствии остротЫ (не острот). Импровизация вещь неуправляемая, она может быть и неудачной — но момент творчества на глазах зрителя составлял суть прежнего КВН. Мы не создавали зрелище ради зрелища. Главное было – атмосфера духовного братства. Это всё ушло не только из КВН. Нынешняя игра-шоу не допускает случайностей, ляпов. Вот если бы в «Что? Где? Когда?» не допускались бы неправильные ответы, игра бы умерла, верно? Сегодня КВН более профессиональный, артистичный, музыкальный чем был когда-то. Но это просто шоу».

ТРАНСЛЯЦИЯ

Первая передача вышла в эфир 8 ноября 1961 года.

На сцене соревновались в остроумии сформированные команды студентов (11 игроков плюс 2 запасных), а в съёмочном павильоне, как на спортивных трансляциях, собирались болельщики команд – группы поддержки, приглашённые участниками.

Не случайно режиссёр Белла Сергеева назвала «КВН» «интеллектуальным футболом».

В «КВН» импровизировали все участники, шутки и остроты рождались на глазах. Процесс выработки командного ответа напоминал то, что позже назовут «мозговым штурмом».

Но скандал с ВВВ не был забыт. Как бы чего не вышло! Поставили КВН на вторую программу, где была меньшая зрительская аудитория. И почти год он шёл по второй программе.

И перед каждым выпуском – нервотрёпка для выпускающих —  от   неизвестности перед ходом соревнований, перед завтрашним днём. За пять минут до эфира в центр студии выходила Елена Гальперина и обращалась к собравшимся участникам и болельщикам:

– К командам и конечно к Капитанам особая просьба — соблюдать правила речевой безопасности и помнить, что мы – те, кто готовил эту передачу, завтра хотим еще выйти на работу.

После этого включался эфир. В 1961 году, когда возник КВН, записи вообще еще не было изобретено, все шло в прямом эфире, репортажно.  Поэтому, увы, не существует архивов первых лет передачи.

Соревнования в Клубе веселых и находчивых поначалу вели молодые актеры и студенты театральных институтов. Среди первых в этой роли были студент ВГИКа Элем Климов, Александр Белявский (будущий Фокс из «Место встречи…»), начинающие киноактрисы Наталья Защипина и Наталья Фатеева. Довольно долго шли поиски разных вариантов. Слово «ведущий» тогда еще не привелось, актеров на телевидении называли дикторами. А ведь в ходе передачи, идущей в прямом эфире, возможны любые неожиданности. И тогда было принято революционное по тем временам решение. Ведущим должен стать Альберт Аксельрод.

Он — автор, он один из создателей и режиссер студенческого театра «Наш дом». Красивый, интеллигентный, остроумный импровизатор. Он действительно виртуозно вел передачу, руководил ее процессом. Зрители впервые видели такой стиль ведения программы, но приняли его сразу. В письмах на телевидение они писали самодеятельные стихи, слагали песенки на популярные мотивы — КВН заражал тягой к творчеству и за экраном : «Ликует радостный народ, выходит доктор Аксельрод». «И опять КВН к себе манит, зовёт, ах, какой молодец ты Альберт Аксельрод, ля-ля-ля».

А уж вступительную песенку к КВН знала вся страна:

В урочный день,
В урочный час
Мы снова рады видеть вас –
Веселых, любознательных друзей.
Берите в руки карандаш,
Мы начинаем вечер наш,
Садитесь потесней.

Со временем сложился постоянный дуэт ведущих — Альберт Аксельрод и Светлана Жильцова. Проведя несколько игр в паре с Аксельродом, она стала своей и неотъемлемой в КВН.

Михаил Яковлев:

Когда нам в помощь дали дикторов, мы сразу поняли: каким бы хорошим и популярным диктор ни был, он в таких передачах все равно не может заменить ав​тора-ведущего. Если нужно один на один остаться с целой командой и добиваться развития событий так, как задумали создатели передачи, то это уже не дикторская задача. Аксельроду в роли ведущего это каким-то невероятным образом удавалось. В паре с обаятельной Светланой Жильцовой он мог заводить команды, передача становилась динамичной и интересной.

Альберт Аксельрод:

Дело тут вовсе не сводится к личным качествам. Просто после того, как мы неделями сидели втро​ем и делали очередной сценарий, много раз ошибаясь, много раз фиксируя что-то для себя, я, естественно, был больше готов к неожиданным поворотам событий в передаче, чем тот ведущий, который впервые прочитывал текст перед эфиром. Мне поэтому было легче.

В создании передачи участвовало несколько человек. Трое авторов писали заявку, она сразу же обсуждалась в редакции — редактором была Гальперина, умный, четкий, заинтересованный человек. Затем авторами создавался сценарий, после чего инициатива переходила в руки Беллы Сергеевой, режиссера, точно чувствующего жанр. Вскоре передача уже шла в эфир.

КВН за первые три года прошёл не только огонь и воду, но и медные трубы всесоюзной славы и всенародной любви. Стоило организаторам соревнований произнести в телефонную трубку магическую фразу : «Вас беспокоит КВН» — как перед ними открывались все двери, безвозмездно выполнялась любая просьба. Бесплатный перелёт команды на самолёте? Пожалуйста!!! Конный эскорт для встречи команды соперников? Пожалуйста!!! Это делает нам честь! Что только не придумывали любимцы зрителей для смыслового и изобразительного насыщения конкурсов, всё было доступно.

По сценарию «КВН» должен был продолжаться два часа, следом за ним в 22 часа по программе шёл выпуск «Телевизионных новостей». Но телеигра зачастую затягивалась до полуночи, и ни разу не прерывалась.

ФОРМАТ

Окончательная структура, дошедшая до нашего времени, сложилась за первые полгода существования. В начале ничего подготовленного не было — участники команд вообще не знали, что будет происходить. Правила игры выработались постепенно. На первой передаче прошел конкурс капитанов и закрепился в дальнейшем. Где-то на четвертый раз родилась разминка. На седьмой – возникло « Домашнее задание», единственный домашний конкурс, единственный отрепетированный, единственный в открытую социальный. Все остальное было полной импровизацией. Чистейший риск, рожденный творчеством, рождающий творчество. Из десяти заданий только одно – «домашнее» – давалось командам заранее, до передачи, остальные оглашались во время прямого эфира.

Надо было видеть выражения лиц в те несколько минут, которые давались для ответа на заданный вопрос! Думающий человек на экране — в те годы это было открытием.

Все воспоминания о «КВН» периода оттепели пронизаны ощущением импровизационности, лёгкости, свободы, самодостаточности.

Игра «КВН» была своеобразной экспериментальной моделью телевидения как социального института периода оттепели.

Но оставались и уязвимые места. И прежде всего — критерии оценки. Причем реакция зала тут помочь не могла. Ведь зал состоял из двух половин — болельщики каждой из команд всячески старались поддержать свою. Именно у них родился лозунг «Мо-лод-цы!», который потом перекочевал с экрана на трибуны стадионов. Так что на реакцию зала ориентироваться жюри не приходилось.

Альберт Аксельрод:

Создание команд МФТИ, МИСИ, Пер​вого медицинского института — по-настоящему веселых и находчивых ребят — заставило всех нас всерьез задуматься над составом жюри и критериями оценки их выступлений. Для того чтобы судить конкурсы, в которых участвовали такие сильные команды, нужно было и самому быть «на уровне», говорить с ними на одном языке. И ответственность на жюри ложилась немалая: ведь, по существу, целой команде выносился приговор, который обжалованию не подлежал. Да и легко ли вообще в баллах оценивать юмор и находчивость? Фактически все конкурсы были рассчитаны на экспромт. Я помню, в одной из первых передач было такое задание. Наша промышленность начала осваивать выпуск кухонных комбайнов, и оказалось, что инструкция, кото​рая прилагалась к ним, была составлена так, что простому смертному в ней не разобраться. Пятикурсникам из соревнующихся в «КВН» технических вузов мы дали полчаса на сборку комбайна по инструкции. Думали, что за это время можно будет провести еще несколько конкурсов. Но это оказалось невозможным. Один из парней так безумно смешно и нелепо начал собирать комбайн, что от него просто глаз нельзя было оторвать. Возникла дилемма: как все это оценивать? Один участник конкурса собрал комбайн довольно быстро, другой не собрал, но очень всех насмешил. Кто из них победитель?! После долгих дебатов жюри все-таки отдало предпочтение второму — победил юмор.

Постепенно критерии вырабатывались. Уже в первые годы утвердился стабильный состав судей:

А.Свободин – искусствовед, Я. Голованов – журналист, Л. Теплов – художник и журналист, Ю.Моралевич – капитан дальнего плавания, автор научно- популярных книг, Л. Лиходеев – писатель — сатирик. Это ему принадлежат слова: «Мне казалось, что когда начался КВН, на телевидение прорвался тот самый жанр, для которого телевидение придумано».

Елена Гальперина:

«Первым конкурсом, естественно, было приветствие. Этот конкурс в наше время никогда не оценивался. Приветствие и очки — две вещи несовместные. Первый конкурс создавал настроение, в нём зарождалось предпочтение, отдаваемое той или иной команде.

Разминка, второй конкурс, уже давал стартовый ритм соревнованиям.. Так рождалась атмосфера.

— Где пуп земли?

— Куда Макар телят гонял?

После каждого выхода в эфир директор студии Г.А. Иванов

вызывал меня на ковер.

-Вы предлагаете слишком трудные вопросы, это дискредитация советского студенчества.

В другой раз:

— Вы предлагаете слишком лёгкие вопросы, это дискредитация нашего студенчества.

В следующий раз:

— Почему у вас представлены только студенты, где рабочие, колхозники?

Это была уже разминка для меня.

Выездные задания давались самые невероятные — «… Пойди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что…» . Или — « Как добыть солнечную энергию из огурца ? « ( по Мюнхгаузену ). Если первый вопрос предлагался преимущественно командам-лирикам, то второй — командам-физикам.

Какие они предлагали проекты ! Половины их специфически научной лексики я не понимала, но млела от удовольствия, какие энергичные, эрудированные, веселые у нас ребята!

Отправление изобретателей из студии для решения задания проходило тоже торжественно и в открытую. Телекамеры показывают, как они сбегают по ступенькам лестницы, вскакивают в ожидающие их машины и мчатся, не знаем куда…

А в другой раз, когда члены команды разрабатывали способ добычи солнечной энергии из огурца, мы торжественно провожали их в соседнее помещение, где они на наших глазах придумывали текст и смешные иллюстрации на заданную тему. Телекамеры, наблюдающие за ними, периодически включались в прямой эфир и телезрители могли следить за процессом работы. На сцене, в то же время продолжается игра».

Даже когда формат КВН (такого слова, правда, тогда не было) сформировался полностью, трое авторов продолжали подходить к каждому сценарию творчески. Сочиняли разные конкурсы, экспериментировали. И даже спустя четверть века, когда вместе с перестройкой возродился КВН, Аксельрод сетовал: «мне кажется, мы в свое время вот что упустили: не давали призов за лучшую шутку, за са​мый остроумный поворот темы, за самое яркое домашнее задание. Существует же в практике кинофестивалей вручение призов, скажем, за лучшую женскую роль, хотя фильм может и не получить главный приз. А мы не использовали та​кую возможность. Команда могла проиграть, но нельзя было допускать, чтобы ее участники, проявившие себя наиболее ярко, уходили после такой встречи неотмеченными. Я гово​рю о целой системе поощрений, которой, к сожалению, в передаче не было. И это, я думаю, снижало тонус соревнования».

В новом, перестроечном КВН, авторы образовали «Родительский комитет», в котором, наконец, учредили приз за лучшую шутку – переходящий пиджак Муратова с самым первым значком КВН.

Масштабы «КВН» и на телевидении и за его пределами расширялись. Хорошо это было или не очень? Во всяком случае, это было неизбежно.

Года через два программе предложили перебраться из студии в Телеви​зионный театр. Поначалу всех – и авторов и редакцию — это просто ошеломило. Поме​нять студию, где камера просматривала каждого человека, где болельщики сидели тут же, рядом! Поменять ее на Теле​театр, вмещающий чуть ли не тысячу человек, где действо будет разыгрываться на сцене! Ведь это же требовало совер​шенно иной стилистики, другого ведения передачи, другой манеры говорить, двигаться, общаться с командами и болель​щиками.

Но передача менялась вместе с временем. Ниша, отведенная играм в теории ТВ, была всё-таки развлекательная.

В дальнейшем КВН на экране постепенно превращался в отрепетированное действо. Когда человек выступает в команде своего института — одно дело. Когда же он защищает честь города или даже республики, — совершенно другое. Экспромтов становилось все меньше, амбиций все больше. «Сначала завизируй, потом импровизируй» — частушка эта родилась на одном из соревнований как раз в те годы.

Центральная идея прежнего «КВН» – рождение ответа на вопрос «здесь и сейчас» – перестала быть интересной игрокам и создателям программы (этот процесс начался перед закрытием программы в 1971 году).

Уровень острот при этом даже повысился. Конечно, заранее подготовленная реприза надеж​нее непредвиденного экспромта. Но трое авторов всегда возражали против отрепетированной развлекательности. Они считали, что передачу надо выводить из застоя, развивать ее дальше.

РАКЕТОНОСИТЕЛЬ

Аксельрод, Муратов и Яковлев полагали, что придуманная ими игра «КВН» лишь стартовая площадка, «ракето​носитель», который должен был, образно говоря, вывести игру по меньшей мере на три орбиты.

Одна орбита — это КВН-спектакль, своеобразный поединок театров —Театр веселых и находчивых, весь построенный на откровенно подготовленном домашнем задании,

Вторая орбита — конкурс эрудитов. Камерный, застольный, вплоть до интеллектуальной дуэли всего только двух соперников.

И, наконец, третий вариант — публицистическое документальное исследование, где поводом для разговора служит соревнование команд, а основным действующим лицом является жюри, которое размышляет на затронутую в конкурсе тему. В жюри должны находиться первоклассные эксперты, публицисты, писатели, ученые. Для них передача приобрела бы значение трибуны.

В зародышевом состоянии все эти три будущие передачи уже существовали в «КВН».

Уже тогда были предсказаны некоторые формы появившихся позже игровых телевизионных программ с участием зрителей:

Сатирические ристалища — ныне это программы «Один в один», «Большая разница», «Уральские пельмени».

Интеллектуальные дуэли» — впоследствии возникли «Умники и умницы», «Один против всех», «Самый умный», «Своя игра».

Сюда же можно добавить разнообразные ток-шоу, публичный поединок экспертов, где активное участие принимает приглашённая в студию аудитория, как например, в программе «Культурная революция».

Варианты, которые предлагались в свое время — интеллектуальный, зрелищный и публицистический, в какой-то степени пробили дорогу на экран.

Когда в 1986 году на ТВ возобновился КВН, авторы обсуждали былые плюсы и минусы игры.

Альберт Аксельрод:

Знаете, о чем я сейчас подумал? В ре​дактированном, «бутафорском» «КВНе» из того, что выходи​ло в эфир, помнили в основном выступления капитанов — Я. Хоречко, Ю. Макарова, Ю. Гусмана, М. Левинтона, а после первых «КВНов» запоминались и рядовые участники тоже. Но ведь талантов, наверно, не поубавилось? Значит, сама организация передачи уже не давала каждому из играю​щих возможности проявить себя. А ведь в этом, по идее, и заключалось главное в «КВН».

Сергей Муратов:

Жюри ценило прямые вы​ходы в современность и точность сатирического прицела. Достаточно вспомнить обозрение студен​тов-нефтяников, посвященное обслуживанию на железных дорогах. Министерство путей сообщения попросило текст этой передачи, чтобы использовать его при «устранении ука​занных недостатков».

Много последователей у «КВН» на местных студиях. У нас был конкурс на самую безвкусную, нелепую вещь. Директору предприятия, изготовившего из​делие, ставшее победителем, мы отправили открытое пись​мо, в котором поздравили его с крупным достижением. Позже на многих студиях страны стала очень популярна темати​ческая передача «Витрина брака». Товары, выс​тавленные в такой телевизионной «витрине», не изымаются до тех пор, пока завод или фабрика не улучшит качества. Разумеется, водружение напоказ и извлечение из витрины происходит в торжественной обстановке.

Одна выпускница МГУ на Норильском телевидении сдела​ла импровизированный спектакль для детей. У ведущей был пунктирный сце​нарий, рассчитанный на импровизацию, сотворчество детей. Существовали проходные персонажи, которые подыгрывали ребятам в различных ситуациях. В результате получился целый цикл великолепных импровизационных передач.

Это только два примера того, как традиции «КВН» про​должаются на телестудиях страны.

Михаил Яковлев:

Конкурс эрудитов под названием «Кто есть кто?» проводился на Таллинской студии телевидения. Два соперника в течение часа состязались друг с другом, демон​стрируя воистину энциклопедический кругозор. И оказалось, что такой интеллектуальный поединок способен захватить аудиторию не меньше, чем иной детектив. К подобному типу передач относится и «Автограф» — испытание литера​турной эрудиции старшеклассников… На первую запись возрожденного «КВН» пригласили в качестве членов жюри ветеранов клуба. К сожалению, разговор, состоявшийся перед началом сорев​нований, в эфир не попал. А жаль. От имени «авторов-осно​вателей» мы высказали там свое напутствие: не повторяйте наших ошибок, делайте свои собственные. Но увы…

Альберт Аксельрод:

Нашим главным просчетом, как ста​ло ясно впоследствии, была не вполне реализованная идея клуба. Капитаны команд и наиболее способные игроки не должны после передачи «уходить в небытие» — пусть они войдут в постоянный Совет Клуба, учредят его устав, выберут жюри. А главное — будут отстаивать критерии «КВН», блюсти его традиции. Время требует творчески раскрепощен​ных людей, способных решать нестандартные задачи не​тривиальными способами.

Сергей Муратов:

Если же Клуб превращается просто в те​лепередачу, пускай даже популярную, а зрелище готовится ради зрелища, «КВН» рискует проиграть самого себя.

Какой была бы игра в телевизионном воплощении, если бы право решений осталось за её отцами-основателями? Предположительно, она бы сохранила свой интеллектуальный, публицистический, импровизационный заряд, как это случилось с «Что? Где? Когда?» вместе с В. Ворошиловым. Но произошло по-другому.