ВВВ и КВН

Часто в печати появляется неверное утверждение, что игра КВН — Клуб Веселых и Находчивых — развитие предыдущей игры «ВВВ» — Вечер Веселых Вопросов — появившейся за 4 года до КВН.

Трое соавторов обеих игр – А.Аксельрод, С.Муратов и М.Яковлев.  Но они придумали две разные игры, с разными правилами или, как сейчас это называют – с разным форматом. До появления «ВВВ» игровых программ на отечественном телевидении не существовало. «ВВВ» – первый подобный опыт, а КВН – второй. Видимо это, а также то, что обе игры придуманы одними и теми же создателями и послужило причиной путаницы.

Считается, что идея передачи «Вечер весёлых вопросов» возникла у Сергея Муратова после общения с чешским режиссёром Станиславом Страдой, который рассказал ему о телевизионной викторине «Гадай, гадай, гадальщик» — С.А.Муратов сам неоднократно об этом упоминал. Но дело в том, что эту передачу ни Муратов, ни его будущие соавторы никогда не видели, а Сергея Александровича, задолго до «советско- чешского диалога», привлекала возможность свободного общения и импровизации на телеэкране, без предварительных репетиций и согласований, в тесном контакте «автор – экран – зритель». И обсуждение чешской викторины послужило лишь поводом для того, чтобы окончательно оформились идеи, которые и стали причиной появления «ВВВ».
Первый эфир «ВВВ», подготовленный в так называемой фестивальной редакции, организатором и мотором которой был Муратов, вышел как раз накануне Всемирного фестиваля молодежи и студентов. С этого события в мае 1957 года начался этап в развитии игровых передач на ТВ.

Юные головы тех, кого назвали позже  «шестидесятниками», наполнялись счастливыми надеждами, творческими прожектами, гениальными идеями…
Викторина «ВВВ» – это первый опыт на нашем ТВ импровизационного игрового телевидения, в центре которого был интерес к человеку как он есть, без пропагандистского подтекста. Эта тональность была перенесена на прямые репортажи с митингов, встреч, карнавалов и концертов программы Всемирного фестиваля.

Игра была полна непосредственности, игроки выбирались жребием прямо из зала. Эти импровизационные формы примененные и в прямых мажорных репортажах с Всемирного фестиваля, в то время были удобны руководству — необходимо было предъявить зарубежному сообществу обновлённую после XX съезда компартии свободную страну.
Но прошел фестиваль, уехали иностранные гости, и оказалось, что игра опередила свое время.

Прямой телевизионный эфир игры-викторины – процесс почти неуправляемый и непредсказуемый. В итоге это сыграло злую шутку с «ВВВ». Во время третьего, и как впоследствии оказалось, последнего выпуска «ВВВ», случилась организационная накладка: неточно и неполно сформулированное для зрителей задание — прибыть в жаркий день в студию экипированными по-зимнему. По рассказам С. Муратова, ведущий игры просто забыл уточнить, что кроме зимнего облачения нужно принести в студию газету «Комсомольская правда» от 31 декабря 1956 года.

Эта накладка спровоцировала массовый штурм сцены и кулис многочисленными, всё прибывающими людьми в зипунах и валенках. И это на глазах зрителей по обе стороны экрана, среди которых были иностранные журналисты. Режиссёр не сразу прервал трансляцию, потом появилась заставка «Перерыв по техническим причинам», которая стояла до конца вечера и которую зрители воспринимали как очередной розыгрыш, ожидая продолжения.
Иначе говоря, событие получило международную огласку с политическим оттенком. Это был первый в истории отечественного телевидения скандал, связанный с прямым эфиром и случился он с первой телеигрой. Бесконтрольное вещание становилось опасным для правящего режима. В октябре 1957 года закрытым постановлением секретариата ЦК КПСС первую отечественную игровую телевикторину с участием зрителей закрыли «за оглупление советских людей».

Через четыре года, в 1961,  авторы «ВВВ», не поддавшись опасениям и сомнениям, придумали новую, не имеющую никаких мировых аналогов отечественную игру «Клуб весёлых и находчивых», которая первый раз вышла в эфир 8 ноября под грифом молодёжной редакции.

По правилам новой игры на сцене соревновались в остроумии не случайные люди, выбранные жребием из зала, а сформированные заранее команды студентов (11 игроков плюс 2 запасных), а в съёмочном павильоне, как на спортивных трансляциях, собирались болельщики команд – группы поддержки, приглашённые участниками. Не случайно постоянный  режиссёр КВН, Белла Сергеева назвала «КВН» «интеллектуальным футболом».

В «ВВВ» были не слишком сложные задания на эрудицию и зачастую шуточные вопросы, а самым интересным было наблюдать за поведением зрителей, волей жребия оказавшихся в центре внимания. У них не было задачи смешить — в роли шутников и балагуров выступали ведущие. «КВН» же привлекал другим – завораживал зрителей и болельщиков тем, что импровизировали все участники, шутки и остроты рождались на глазах. Процесс выработки командного ответа напоминал то, что позже назовут «мозговым штурмом»
Форма игры оказалась самой адекватной  для воссоздания в павильоне духа времени, а конкурсы стали поводом для раскрытия талантов участников.
КВН не искал таланты – они сами тянулись к нему.

Игра «КВН» стала своеобразной экспериментальной моделью телевидения как социального института периода оттепели.
Никто тогда не мог предполагать, что она просуществует до наших дней, пережив и своих авторов и даже Советский Союз.
А забытый ВВВ, наделавший когда-то столько шума, если и вспоминают, то только в связи с КВН. Да и то ошибочно: ВВВ и КВН – принципиально разные программы.